Новая надежда

 

С Путиным произошла очень тяжелая эволюция. Человек, которым он был 18 лет назад, был заинтересован в экономическом росте и нацелен на нормальные взаимоотношения с соседями. Сейчас на наших глазах, за последние 8–10 лет, произошли глубокие ментальные мировоззренческие изменения на почве консервативной, имперской и – главное – православной почве. Если это происходит с частным человеком – это горе для его семьи, друзей. Если это происходит с руководителем большого государства с ядерным оружием – это проблема для десятков миллионов этого и соседних государств.

Концепция так называемого русского мира или русского православного мира… Если бы об этом говорили в конце ХIV века, бывает такое, но в начале ХХІ века… Это выглядит довольно странно, если человек едет в монастырь и просит благословения на совершение агрессии против Украины, осуществляет там моления… Судя по всему, это не публичная демонстрация, это на самом деле то, что усугубляет нашу и вашу участь.

Андрей Илларионов

 

Много исторической иронии: представим гитлера, который ссылался бы на Евангелие. И философской печали: у мира есть неплохой шанс погибнуть во имя Христа.

Это ничего не говорит, не устаю повторять, ни о Христе, ни о христианстве, ни о православии. По крайней мере, далеко не случай связки “Ницше / нацизм”, тоже далеко не бесспорной.

Это говорит о способности человека мыслить. О различии между человеками говорящими и думающими (чувствующими, рефлексирующими и т.д.).

Первым нужна какая-то рационализация действий, какая угодно, знамя определенного цвета, которое осенит заветные мечты. Почему-то, в первую очередь, убивать / развязывать войны / репрессировать и т.д. Разновидность национализма, в сущности; было бы то же самое, если бы на месте Христа был Маркс или Будда. Религиозные конгрегации, по крайней мере некоторые их части, благословят с радостью: наши против не наших, священная война. Жречество — такие же человеки.

Главное печальное открытие: что спорить бесполезно. Слова не имеют значения, это шум.

И что в безумии есть система. Это не истерика на фоне виолончелизма, как казалось прежде, это открытая война.

Не просто безумие, но новая его стадия.



Что тут можно сделать?

(а) Перестать надеяться. Само собой, добрые люди, политики, элиты и проч. — можно забыть. См. историю Германии 30-х.
(б) Не замыкаться на лидерах, потому что это вариация (а).
(в) Нас не меньше 10-15 процентов, это много. Это возможность качественного изменения.
(г) Это безумие очевидно. Нет объективных предпосылок, на этой тропе можно только погибнуть. Ради чего? Это так просто, что сохранять надежду имеет смысл. 🙂
(д) Что-то делать, пока мы что-то делать в силах.

У оптимистов то преимущество перед пессимистами, что они получают заранее известное (пессимистам), но сохраняют при этом хорошее настроение. Хотя, конечно, их разочарования сильнее.

Иногда наши мысли о позитивных вариантах эти варианты создают. Когда вариантов много, они могут друг с другом сцепляться и производить — совершенно непредставимый из данной точки — эффект. Общий настрой что-то меняет.

Выхода нет, но его можно создать. По крайней мере, хочется в это верить.

 



Я хорошо помню конец 80-х — начало 90-х. Тогда казалось, что позитивный сценарий возможен, и реален.

Может быть, это объективный процесс, что в Веймарской республике появился гитлер, а в постсоветской России — путин, это неизбежность, вместе с последствиями.

Но пока эти последствия не развернулись вовсю, имеет смысл надеяться, что можно остановить.

А то вдруг получится.

 



В джихаде зама Кумарина есть что-то анекдотическое. Это как мироточащий бюст со светозарным фаллосом — не так много тех, кто способен принять это за чистую монету. Слишком смешно, даже если трагично.

Но воришку, в конце концов, могут сменить. Люди останутся. И останутся те, кто их сюда привел. Им тоже, в сущности, нечего терять.

Какой там раскол элит, о чем вы.

 

См. также
Роман Супер: “Путин искренне убежден, что Россия окружена врагами”
Павел Чиков: “Контуры нового срока Путина”
Игорь Эйдман: “Православный джихад” у ворот

Filed under: posts, uncategorized Tagged: eastasia, hope, resistance, war